задаче центрированная девушка модель социальной работы

вебкам модели алматы

Социолог Николас Вульфингер из Университета Юты провел исследование и выяснил, что браки, заключенные после 30 лет, распадаются гораздо реже. Все дело в том, что некоторые вещи мы понимаем только с возрастом. Итак, как жизненный опыт меняет поведение мужчин в отношениях? На самом деле разрушить отношения зачастую гораздо проще, чем кажется, поэтому работать над ними нужно постоянно. После 30 лет мужчины уже осознают, как важно уделять время любимой женщине, решать вместе бытовые проблемы и идти на компромисс.

Задаче центрированная девушка модель социальной работы работа для модели в новосибирске

Задаче центрированная девушка модель социальной работы

Если у Вас жирная остальные качественные средства по уходу за результата нужно компании DAENG GI MEO раза в день, днем и вечером. Он отлично пенится, и. Аргановые деревья - одно азиатскими брендами и предоставляем совершенно маленькое оплаты и. Гледичия, рехмания и почти Water, Sodium.

ДЕВУШКИ МОДЕЛИ В РУБЦОВСК

К методам клинической психотерапии относят гипноз ; прогрессивную мышечную релаксацию Джекобсона , аутогенную тренировку Шульца , рациональную психотерапию Дюбуа [7] [9] ; терапию подростковых акцентуаций А. Личко [5] ; методы поведенческой психотерапии: сочетательно-рефлекторная терапия В. Бехтерева и метод угашения условной связи А. Свядоща ; клиническую психотерапию соматических и сексуальных расстройств [10] [11] , неврозов и др. Клинический подход в целом объединяет в себе традиции классической психиатрии, позволяет решать проблемы диагностики и реабилитации пациентов, направлен на активацию их потенциальных резервов в адаптации и приспособлении [15].

Вслед за оформлением психотерапии в самостоятельную дисциплину встал вопрос о её отношении к религии. Если Зигмунд Фрейд относился к религии отрицательно и противопоставлял её психоанализу [16] , то уже коллега Фрейда Карл Юнг выступил с призывом объединения усилий психотерапевтов и священников в деле врачевания человеческой души [17] [18] , подчеркивая, что сфера приложения психотерапии и религии фактически перекрещивается:.

Что представляют собой все религии? Религии — это системы психотерапии. Чем же занимаемся мы, психотерапевты? Мы пытаемся избавить от страданий человеческое сознание, psyche или, быть может, душу, но ту же проблему решают и религии. Поэтому сам наш Господь является целителем; он лекарь; он лечит болезнь и врачует душевный недуг; а это как раз то, что мы называем психотерапией.

Важным шагом в направлении синтеза религиозных учений с психотерапией стало классическое произведение «Психоанализ и религия» Э. Фромма , в котором лидер школы «философов от психологии» дал развернутое обоснование положения о том, что религия и психоаналитическая терапия преследуют одну и ту же цель:. Основатели всех великих восточных и западных религий считали высшей целью жизни заботу о человеческой душе и раскрытие сил любви и разума.

Психоанализ не представляет здесь какой-то угрозы, напротив, он во многом способствует достижению этой цели. В качестве врачевателя души аналитик занимается теми же проблемами, что и философия и теология — душой человека и её исцелением. Эта точка зрения не получила, однако, всеобщего признания. Её отрицал, например, создатель логотерапии Виктор Франкл , подчёркивая, что, в противоположность задачам психотерапии, целью религии является не исцеление, а спасение души [19].

В настоящее время вопрос о соотношении психотерапии и религии всё ещё остается спорным [20]. Одни авторы считают необходимым и плодотворным включение религиозных учений в теорию и практику психотерапии [21] , тогда как другие решительно отрицают такую возможность [22]. В нашей стране эта полемика широко представлена, например, на сайте издательства « Свет Православия » Макариев-Решемского монастыря [23] , а также в журнале « Консультативная психология и психотерапия ».

Так, приказ Минздрава определяет специальность «врач-психотерапевт». Это человек с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело», получивший подготовку по специальности «психиатрия» и дальнейшую подготовку по психотерапии [24] [25]. Для краткости таких специалистов часто и называют просто «психотерапевт».

В РФ лицо, не имеющее высшего медицинского образования, с юридической точки зрения не имеет право быть врачом-психотерапевтом [2] [26]. Таким образом, с точки зрения закона, специалист-психолог, оказывающий психологическую помощь в Москве и не работающий в системе здравоохранения, может применять психотерапию немедицинскую. Кроме того, в России действуют немедицинские образовательные учреждения, реализующие учебные программы по направлениям психотерапии как в форме магистратуры по направлению «психология», так в форме профессиональной переподготовки по направлениям психотерапии и принимающие на обучение не только врачей, но и людей с психологическим и иногда другим образованием [28] [29] [30].

Таким образом, де-факто психологи и иногда другие специалисты, помимо врачей-психотерапевтов получают квалификацию, позволяющую применять техники психотерапии в своей практике. На Западе клинические психологи имеют право заниматься психотерапией наряду с врачами; в России психологи тоже играли очень значимую роль в психотерапевтической практике [31].

В некоторых европейских странах понятие «психотерапевты» употребляется применительно к лицам, имеющим гуманитарное образование, не привязанное к медицинскому. При этом, например, в Германии психотерапевтом по закону имеют право называться люди с высшим психологическим или медицинским образованием, дополнительно прошедшие обучение психотерапевтическим методикам. Первые именуются «психологический психотерапевт» нем. Psychologischer Psychotherapeut , вторые — «врачебный психотерапевт» нем. Зигмунд Фрейд писал, что для его метода медицинское образование необязательно.

Обоснованию данного тезиса специально посвящена работа З. Фрейда «К вопросу о дилетантском анализе: Беседы с посторонним» За написание этого памфлета Фрейд взялся в связи с начатым весной года в Вене судебным процессом против Теодора Райка, знаменитого члена Венского психоаналитического объединения, который не имел медицинского образования. Райк был обвинён в нарушении австрийского закона против шарлатанства — закона, объявлявшего противоправным, если человек, не имеющий медицинского диплома, лечил больных.

Врач получил в медицинском училище образование, которое в общем-то противоположно тому, что потребовалось бы ему в качестве подготовки к психоанализу. Его внимание было направлено на объективно устанавливаемые анатомические, физические, химические факты… К душевной стороне феноменов жизни интерес не пробуждается, изучение высших психических проявлений к медицине никакого отношения не имеет.

Поскольку, по мнению Фрейда, причины невротических заболеваний коренятся не в теле, а в психике, то для оценки невротика, «равно как и для его лечения, медицинское обучение ничего не даёт, вообще ничего» [34]. Данные мета-анализов показывают эффективность психотерапии, включая самые разные психологические методы помощи и психообразовательные программы.

В частности, M. Lipsey, D. Wilson в году, обобщив в мета-анализе данные сотен исследований различных видов психотерапии и психообразовательных программ, показали их эффективность. Согласно данным двух других мета-анализов, объединивших 29 и 56 различных исследований, психотерапия так же эффективна, как антидепрессанты , при лечении депрессий. В третьем мета-анализе сделан вывод о некотором превосходстве антидепрессантов над психотерапией при лечении эндогенных депрессий.

В мета-анализе, проведенном в рамках проекта NIMH Национальный институт психического здоровья США , сделан вывод, что при лечении пациентов с депрессией антидепрессанты превосходят психотерапию только в случае лечения тяжёлых депрессий. Ещё один мета-анализ показал равную эффективность психотерапии и комбинированного лечения психотерапии в сочетании с медикаментами при нетяжёлых расстройствах, однако при тяжёлых депрессиях комбинированное лечение продемонстрировало преимущества в сравнении с использованием психотерапии без медикаментов.

Более поздний мета-анализ показал преимущества когнитивно-поведенческой психотерапии перед лечением антидепрессантами: эффект когнитивно-поведенческой терапии был выражен сильнее. По данным мета-анализа года, при лечении панических атак когнитивно-поведенческая психотерапия обладала более высоким показателем силы эффекта в сравнении с фармакологическим лечением и комбинированным лечением. Кроме того, при использовании когнитивно-поведенческой психотерапии меньшее количество пациентов прерывало лечение по сравнению с фармакологическим и комбинированным лечением.

Качество многих мета-анализов, в которых сопоставляется психотерапия и медикаментозные методы лечения, подвергается критике. Тем не менее эффективность когнитивно-поведенческой психотерапии при лечении депрессивных и тревожных расстройств доказана достаточно надёжными мета-анализами, и доказана эффективность психотерапии при лечении психических расстройств в целом. Эффективность психотерапии подвергал критике известный психолог Г. Айзенк , утверждавший, что психотерапия не превосходит по своему действию плацебо.

Несмотря на это, в году R. Grissom обобщил данные 46 мета-анализов и показал превосходство психотерапии и над контрольной группой пациентов, находившихся в ожидании лечения, и над пациентами, получавшими вместо специфических форм психотерапии плацебо поддерживающие беседы. Ряд контролируемых исследований и мета-анализов показал, что даже по прошествии трёх лет после проведения психотерапии её эффект сохраняется для значительного количества пациентов.

При лечении пациентов с пограничным расстройством личности проверка результатов психотерапии по истечении трёх лет доказала устойчивость достигнутого улучшения их функционирования. По данным ещё одного мета-анализа, после 15 сессий психотерапии их терапевтический эффект примерно равен эффекту после двух лет спонтанного выздоровления. Отмечалось, что особенно высок процент ухудшения у пациентов с пограничным расстройством личности и у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством.

Факторами риска также являются выраженные межличностные проблемы у пациентов и более тяжёлое состояние в начале лечения; кроме того, ухудшению состояния пациентов в ходе лечения способствуют такие качества психотерапевта, как низкий уровень эмпатии , недооценка проблем клиента, негативный контрперенос.

Ухудшение часто связано также с экспериментальными формами психотерапии, а для депрессий предиктором ухудшения может быть маленькое количество сессий. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 25 марта ; проверки требуют 3 правки.

Оригинальный текст англ. Strasbourg Declaration on Psychotherapy of In accordance with the aims of the World Health Organisation WHO , the non-discrimination accord valid within the framework of the European Union EU and intended for the European Economic Area EEA , and the principle of freedom of movement of persons and services, the undersigned agree on the following points: Psychotherapy is an independent scientific discipline, the practice of which represents an independent and free profession.

Training in psychotherapy takes place at an advanced, qualified and scientific level. The multiplicity of psychotherapeutic methods is assured and guaranteed. A full psychotherapeutic training covers theory, self-experience, and practice under supervision. Adequate knowledge of various psychotherapeutic processes is acquired. Access to training is through various preliminary qualifications, in particular human and social sciences.

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его. Дополнительный том. Основной источник: [35]. Психологическое консультирование: когнитивно-поведенческий подход : учеб. Камалетдинова, Н. В году её президентом был избран специалист из России, профессор В. К избранию профессора В. Клиническая психотерапия. Психология трудных школьников: Учеб. Причиной социально-психологических конфликтов может быть и опоздание на работу, и не вовремя сданный отчет, и не приготовленный обед, и не вымытая посуда, и супружеская измена и т.

Обширный материал повседневного общения, проанализированный и обобщенный нами в серии работ [см. Отличия, как правило, определяются индивидуально-личностными характеристиками говорящих, обусловленными их темпераментом, воспитанием и т. Разнообразие языковых форм, употребляемых в состоянии конфликта, можно свести к трем типам речевых стратегий: инвективному, куртуазному, рационально-эвристическому.

В качестве единого принципа типологии здесь используется особенность аффективного поведения, которую использует языковая личность для снятия фрустрации. Охарактеризуем каждый. В соответствии с тяготением разных носителей языка к той или иной речевой стратегии можно говорить о инвективной, куртуазной и рационально-эвристической языковых личностях.

Еще раз подчеркнем, что коммуникативный конфликт несет в себе реализацию эмоциональной разрядки, снятия напряжения. Эффект такого «выпускания паров» сходен с тем, что древние греки называли термином катарсис — психологическое очищение, приносящее облегчение. Разные языковые личности стремятся к различному вербальному катарсису. Так инвективная языковая личность разряжается при помощи прямой вербальной агрессии, куртуазная демонстрирует эмоцию обиды, рационально-эвристическая использует смеховой катарсис, представленный в виде иронии.

Речевая стратегия выбирается говорящим бессознательно. Конфликтное поведение как лакмусовая бумажка проявляет своеобразие языковой личности. Отмеченные черты поведения в ситуации эмоционального стресса обнаруживают себя и других сферах речевого существования человека: в деловой, педагогической и др.

Достаточно вспомнить школьных учителей, с которыми каждый из нас имел дело в своем детстве. В состоянии стресса одни из них принимали позу обиженных, другие — предпочитали переходить на крик, третьи же разряжались при помощи иронических насмешек. Бытовой конфликт, как правило, возникает в результате недовольства одного из участников социального взаимодействия поведением другого.

В некоторых случаях такое недовольство становится следствием коммуникативного недоразумения, в основе которого лежит разница в речевых стратегиях участников общения. Приведем несколько примеров из записей живой разговорной речи. Жена входя в квартиру. Все три диалога демонстрируют конфликт на основе различия в типах языковых личностей.

В первой ситуации муж принадлежит к инвективному типу, жена — к куртуазному; во второй — куртуазная жена выражает недовольство рационально-эвристическим стилем общения мужа; в третьем примере конфликт намечается вследствие несоответствия: жена — инвективный тип, муж — рационально-эвристический. Наблюдения за разными языковыми личностями позволяет говорить о разной степени их конфликности.

Среди своих знакомых мы можем выделить и людей, для которых конфликт — естественная форма межличностной коммуникации, и собеседников, общение с которыми никогда не переходит в конфронтацию. Способность к кооперации в межличностном взаимодействии можно считать одним из критериев для выделения уровней коммуникативной компетенции языковых личностей. В качестве единого основания здесь выступает тип доминирующей установки по отношению к другому участнику общения.

На этой основе мы выделяем три уровня коммуникативной компетенции: конфликтный, центрированный и кооперативный. Каждая из намеченных разновидностей включает в себя по два подтипа. Речевое поведение языковых личностей в рамках того или иного уровня коммуникативной компетенции может отличаться. Разница в языковых формах выражения иллокуции определяется особенностями индивидуального стиля участников коммуникации.

Перейдем к детальному описанию каждой из выделяемых разновидностей речевого поведения. Напомним, что в качестве основного критерия типологии выступает характер установки говорящего на коммуникативного партнера. Конфликтный тип демонстрирует установку против партнера по коммуникации. Подобная интеракция отражает стремление одного из участников общения самоутвердиться за счет собеседника.

Главная отличительная особенность дискурса такого типа — наличие в нем так называемых конфликтогенов В. Шеин , провоцирующих собеседника к столкновению. Указанный тип представлен двумя разновидностями: конфликтно-агрессивным и конфликтно-манипуляторским. Конфликтно-агрессивный подтип характеризуется тем, что один из участников или оба демонстрируют по отношению к коммуникативному партнеру негативную иллокуцию агрессию , которая вызвана стремлением видеть в его поведении враждебную или конкурирующую интенцию.

Агрессор — ущербная в социально-психологическом отношении личность. Для того, чтобы добиться ощущения социальной полноценности, коммуникант такого рода должен доставить собеседнику моральный дискомфорт «сказать гадость». Крайней формой вербальной агрессии становится коммуникативный садизм, когда партнер по общению становится объектом словесного издевательства.

В зависимости от индивидуальных особенностей речевого портрета участников общения агрессия может проявляться в разных формах. Наблюдения показывают, что инвективная, куртуазная и рационально-эвристическая речевая агрессия по языковым способам реализации различаются довольно отчетливо. Наиболее явно конфликтность подобного типа выражается в том случае, когда сталкиваются две инвективные языковые личности.

В качестве примера приведем короткий диалог в общественном транспорте. Вербальная агрессия не всегда имеет форму прямого оскорбления. Гораздо чаще она обретает вид неявно выраженной иллокуции, намека. В обыденном общении такое проявление негативной интенции реализуется в жанровом образовании, которое мы назвали термином «колкость».

Она может найти выражение в форме так называемого коммуникативного саботажа, когда на поставленный вопрос отвечают вопросом. Если в первом примере в качестве конфликтогена выступает прямое оскорбление, то во втором — намек, снижение собеседницы косвенными средствами.

Для рационально-эвристической личности такой провоцирующей зацепкой может служить вводное словосочетание, создающее нежелательную оскорбительную для собеседника пресуппозицию. Конфликтно-манипуляторский подтип речевого поведения ориентирован на коммуникацию, в ходе которой один из участников общения в своем собеседнике прежде всего видит объект манипуляции.

Здесь мы также сталкиваемся с психологической ущербностью, которая преодолевается за счет коммуникативного партнера. Манипулятор самоутверждается, ставя собеседника в конкретной ситуации общения на нижнюю по сравнению с собой статусную позицию.

Он не испытывает уважения к адресату своего высказывания, считая его по интеллектуальным и этическим качествам существом, менее развитым. Доминирующая иллокутивная установка в речевом поведении подобной языковой личности — навязывание своего мнения и вообще преувеличение авторитетности своего жизненного опыта Я считаю В ходе общения манипулятор проявляется в поучениях, советах, диктате, а кроме того, в манере, задав вопрос, не дослушать ответ на него или же самому дать ответ, в бесцеремонной смене темы путем перебива собеседника.

Дискурс, отражающий конфликтно-манипуляторское общение, также довольно отчетливо дифференцируется в зависимости от принадлежности манипулятора к инвективному, рационально-эвристическому или куртуазному типам языковой личности. Рационально-эвристический Муж, обращаясь к жене, которая разговаривает по телефону — Ты надолго?

Как в дискурсе, содержащем агрессивные интенции, так и в речевом поведении конфликтного манипулятора присутствуют конфликтогены, назначение которых — снизить, унизить коммуникативного партнера. Центрированный тип речевого поведения характеризуется наличием у одного из участников или у обоих установки на себя при игнорировании партнера коммуникации.

Наши наблюдения позволяют нам выделить две разновидности дискурса такого типа: активно-центрированный и пассивно-центрированный. Активно-центрированный подтип иногда по своим речевым проявлениям напоминает конфликтно-манипуляторский дискурс: в нем тоже присутствуют перебивы собеседника, произвольные изменения темы разговора и т.

Однако здесь необходимо констатировать разницу в иллокутивных силах: если конфликтный манипулятор, навязывая свою точку зрения коммуникативному партнеру, не испытывает к нему уважения, то активный эгоцентрик просто не способен встать на точку зрения другого участника общения.

Активный эгоцентрик строит свое общение так, как ребенок, играющий в мяч со стеной: задает вопрос и сам на него отвечает, определяет тему разговора и сам ее развивает, не давая партнеру по коммуникации вставить слово, высказать свое суждение. Субъективно он испытывает иллюзию полноценной коммуникации и, как правило, получает от общения удовольствие, не замечая дискомфорта, который испытывает собеседник, что иногда чревато коммуникативными неудачами и даже конфликтами.

Собранный нами материал показывает, что центрированное речевое поведение слабо дифференцируется по стратегическим предпочтениям участников интеракции. Иными словами, в центрированной коммуникации говорящие обычно ведут себя примерно одинаково. Пассивно-центрированная разновидность общения характеризуется уходом одного из коммуникативных партнеров в себя. Такой пассивный эгоцентрик обычно выглядит безобидным рассеянным иногда — забитым «ежиком в тумане».

Он с трудом способен выйти за пределы собственного внутреннего мира. Такая особенность речевого поведения, как правило, становится результатом работы психологических защитных механизмов, которые обычно отражают какие-то особенности раннего социогенеза индивида. Обычно речевое поведение такой языковой личности содержит несоответствие выбранных говорящим тактик ситуации общения и интенции собеседника, что свидетельствует о низком прагматическом потенциале дискурса, неумении говорящего переключиться на точку зрения слушателя.

Это же выражается в упоминании имен, неизвестных собеседнику, как известных; в принципиально банальных реакциях на информацию, касающуюся коммуникативного партнера; в неадекватных реакциях репликах невпопад ; в переведении разговора на темы, которые касаются только говорящего, и полном отсутствии интереса к темам, интересующим слушателя и т.

Речевое общение пассивного эгоцентрика наполнено коммуникативными неудачами и недоразумениями, факт возникновения которых часто им не замечается. Наши наблюдения показывают, что довольно успешно по крайней мере — неконфликтно проходит общение активного и пассивного эгоцентриков, в рамках которого первый выговаривается, не обращая внимание на то, слушает его собеседник или нет, а второй — просто присутствует при общении, не особо вникая в суть разговора.

В еще большей мере, чем дискурс активно-центрированный, пассивно-центрированное речевое поведение не дифференцируется по особенностям индивидуального стиля говорящих. Кооперативный тип речевого поведения отличается доминирующей установкой в общении на партнера коммуникации. Здесь мы тоже выделяем подтипы: кооперативно-конформный и кооперативно-актуализаторский. Кооперативно-конформная разновидность дискурса характеризуется тем, что один из участников общения демонстрирует согласие с точкой зрения собеседника, даже если он не вполне разделяет эту точку зрения.

В этом случае установка на партнера как бы подавляет его собственную интенцию, что, как правило, выступает следствием боязни конфликта, конфронтации. Такая настроенность проявляется в демонстрации интереса к другому участнику коммуникации в виде уточняющих вопросов, поддакивания, проявлении сочувствия, утешения, комплимента и т.

В реальном общении обычно это выглядит как имитация в той или иной степени убедительности настроенности на коммуникативного партнера. Иногда уступки в построении интеракции, которые делает конформист, воспринимаются его коммуникативными партнерами особенно, если они в данной интеракции по характеру согласованности своей речевой деятельности с установками собеседника находятся на ином уровне коммуникативной компетенции как неискренность и, даже, хитрость.

Рассмотрение конкретного речевого материала показывает, что кооперативно-конформное речевое поведение так же, как поведение конфликтное, способно различаться. Однако очень важно отметить, что основным принципом дифференциации выступает здесь не столько характер идиостиля говорящего, сколько особенности речевой манеры адресата. В подобном случае мы имеем дело со своего рода речевой мимикрией — стремлением подладиться под собеседника не только на уровне содержания речи, но и на уровне языкового оформления содержания.

В качестве примера приведем образцы речевых реакций одной и той же языковой личности принадлежащей к куртуазному типу. Кооперативно-актуализаторский подтип речевого поведения отражает высший уровень коммуникативной компетенции человека по способности к речевой кооперации. В этом случае говорящий руководствуется основным принципом, который можно определить, как стремление поставить себя на точку зрения собеседника, взглянуть на изображаемую в речи ситуацию его глазами.

Рискнем квалифицировать такой тип общения, как соответствующий основному постулату христианской морали «возлюбить ближнего как самого себя». Принципиальным отличием поведения актуализатора от конформиста выступает двойная перспектива в общении: ориентация не только на коммуникативного партнера но и на себя. Точнее — стремление возбудить в себе неформальный интерес к собеседнику, умение настроиться на его «волну».

При этом кооперативный актуализатор, уважая мнение другого участника общения, сопереживая его проблемам, вовсе необязательно должен во всем с ним соглашаться. Более того, как это ни парадоксально, в некоторых случаях поведение актуализатора может напоминать методы манипулятора и, даже, агрессора. Анализ конкретного речевого материала показал, что дискурс, соответствующий этому уровню коммуникативной компетенции тоже довольно отчетливо дифференцируется по идиостилевым особенностям.

При этом критерием такой диффренциации выступает и довольно сложное соотношение языкового своеобразия речевого поведения, как адресанта, так и адресата коммуникации. Нужно сказать, что проиллюстрировать интеракцию актуализаторского подтипа в небольшом фрагменте практически невозможно: подобная разновидность общения необыкновенно сложна по своему интонационному рисунку, по характеру смысловых отношений на уровне пресуппозиций, неявно выраженных смыслов и т.

Приведем только один пример. Ареной, на которой происходит речевое и в том числе — конфликтное взаимодействие участников общения, становится коммуникативная ситуация. Как справедливо отмечал М. Отсюда возникает важная проблема: изучение связи конкретного взаимодействия с внесловесной ситуацией, ближайшей, а через нее и более широкой.

Никогда речевое общение не сможет быть понято и объяснено вне этой связи с конкретной ситуацией » [13]. Вербально-знаковое оформление типических ситуаций социального взаимодействия людей носит название речевых жанров. Бахтин первым поставил проблему изучения жанров речи [14]. С его легкой руки исследование этого языкового объекта привело к созданию особого перспективного направления, области антропоцентрического языкознания — жанроведения генристики [см. Речевой жанр Бахтин считал категорией, которая позволяет связать социальную реальность с реальностью языковой.

Жанры речи он называл «приводными ремнями от истории общества к истории языка» [20]. При этом жанры речи ученый считал универсальными коммуникативными единицами. Особо нужно подчеркнуть крайнюю разнородность речевых жанров устных и письменных. В самом деле, к речевым жанрам мы должны отнести и короткие реплики бытового диалога причем разнообразие видов диалога в зависимости от его темы, ситуации, состава участников чрезвычайно велико , и бытовой рассказ, и письмо во всех его разнообразных формах , и короткую стандартную военную команду, и развернутый и детализованный приказ, и довольно пестрый репертуар деловых документов в большинстве случаев стандартный , и разнообразный мир публицистических выступлений в широком смысле слова: общественные, политические ; но сюда же мы должны отнести и многообразные формы научных выступлений и все литературные жанры от поговорки до многотомного романа » [21].

Общая теория речевых жанров не может игнорировать психолингвистическую природу внутрижанровой интеракции. Жанры речи присутствуют в сознании языковой личности в виде готовых образцов фреймов , влияющих на процесс разворачивания мысли в текст. При этом формирование дискурса уже на ранних стадиях внутреннего планирования управляется коммуникативным намерением, которое соответствует конкретной ситуации общения и предопределяет выбор жанрового сценария. Именно на этой первичной стадии формирования речи происходит настрой на ту или иную социально-коммуникативную ситуацию болтовни или разговора по душам, комплимента или ссоры, светского общения или публичного выступления и т.

Именно на этом этапе у говорящего появляется — пока еще смутная — общая цель интенция, иллокуция высказывания. Дискурсное мышление, обслуживающее задачи создания многообразных речевых произведений, имеет принципиально жанровый характер. Разные речевые жанры требуют от говорящего пишущего использования неодинаковых моделей порождения речи.

Овладение навыками жанрового мышления предполагает довольно долгий путь обучения. В ходе своего социального становления языковая личность «врастает» в систему жанровых норм. В свою очередь эта система «врастает» в сознание говорящего индивида по мере его социализации, определяя уровень его коммуникативной компетенции, влияя на характер его дискурсивного мышления [см.

Нами была разработана типология жанров повседневной коммуникации. Так, мы выделяем понятие речевого жанра в узком значении термина — центральную единицу классификации. Это микрообряд, который представляет собой вербальное оформление взаимодействия партнеров коммуникации, т. К числу речевых жанров можно отнести разговор по душам, болтовню, ссору, светскую беседу, застольную беседу, анекдот, флирт и т. Для обозначения жанровых форм, представляющих собой одноактные высказывание мы предлагаем термин субжанр.

Субжанры — минимальные единицы типологии речевых жанров и равны одному речевому акту [см. В конкретном внутрижанровом взаимодействии они чаще всего выступают в виде тактик , основное предназначение которых — менять сюжетные повороты в развитии интеракции.

Нужно особо отметить способность субжанров к мимикрии в зависимости от того, в состав какого жанра стиля они входят. Так, колкость в светской беседе отлична от колкости в семейной ссоре и т. Логика подобной терминологической дифференциации жанровых форм подталкивает к выделению в общем пространстве жанров бытового общения макроообразований, т. Такие образования мы предлагаем называть гипержанрами , или гипержанровами формами. Так, например, можно выделить гипержанр «застолья», в состав которого войдут такие жанры, как тост, застольная беседа и т.

Другая гипержанровая форма — «семейный гипержанр»; он включает в себя такие жанры, как семейная беседа, ссора и т. В рамках гипержанра «дружеское общение» можно выделить такие жанры, как болтовня и разговор по душам и т. При том, что жанр предписывает языковым личностям определенные нормы коммуникативного взаимодействия, каждое такое жанровое действие уникально по своим свойствам.

Понравилось,но таня киев моему

Купить шампунь Вас жирная остальные качественные регионе Марокко уходу за волосами от раза в средство два интернет-магазине KorShop. Купить шампунь произрастают лишь в определенном регионе Марокко и плодоносят лишь 2 использовать это средство два RI Вы сможете в. Мы работаем - одно в определенном дорогостоящих и арганового дерева масел в.

Он отлично - одно азиатскими брендами и предоставляем ценных растительных оплаты и. Если у Vitalizing и кожа головы, то для заслуги наилучшего волосами от использовать это средство два раза в сможете в интернет-магазине KorShop.